Про грузовик МУЖ и вологодского ВОРа

 


Статья об известном номернике Александре Нецветаеве, напечатанная в ульяновской "Народной Газете" от 28 октября 2005г.
Также опубликовано на сайте ульяновской прессы.

 

     Коллекционировать можно все — от фантиков до машин. Причем эта страсть может захватить вас и в детстве, и в солидном возрасте.

     Взрослые люди, с упоением собирающие нечто, вызывают у меня чувство белой зависти. Азартные и серьезные, они не только делают более насыщенной и неординарной свою жизнь, но и помогают окружающим познать вещи, которые без них — абсолютно недоступны.

     В общем, решено. Пойду по коллекционерам. Сама узнаю что-то новенькое и вам расскажу. И пусть девизом нашей рубрики «Моя коллекция» станут парадоксальные слова поэта Михаила Светлова: «Мне не надо ничего необходимого, но я не могу без лишнего». Пообщавшись с ульяновскими коллекционерами, я поверила — это про них.

     Подобным хобби в нашей стране увлекаются буквально несколько человек — совершенно неистовые энтузиасты. Один из них — 23-летний Александр Нецветаев. Он, что называется, чистый гуманитарий. Мама — музыковед, отец — архитектор и художник, сам он заканчивает университет по специальности «Дизайн архитектурной среды». Но его увлечение не терпит никакой приблизительности, никаких «или — или». Все точно и четко. Но Саша и в этой точности находит лирику. Попробуйте догадаться, что он коллекционирует. Даю намек: когда Александр идет по улице, он не пропустит ни одного…номерного знака на автомобилях. Потому что его коллекция так и называется: «Номерные знаки СССР».

     Как говорит сам Саша, «шиза пошла с самого детства и переросла в безумное увлечение на профессиональном уровне». Его увлекает и тот факт, что тема совершенно не изучена, поле непаханное — так что можно копать и копать. Где «копать»? Находить, по выражению Саши, незакрытые серии и восстанавливать справедливость (тут очень трудно добывать информацию по бывшим союзным республикам). Или незнакомые серии и заниматься их расшифровкой. С помощью архивов, газет и журналов, бесед с водителями, чей шоферский стаж — не одно десятилетие. Собственно сама коллекция умещается в компьютере — информация, таблицы, фотографии. Причем в таблицах не только списки аббревиатур, но и Сашины выводы. А собственно хобби состоит: из поиска — во-первых, и фотофиксации — во-вторых. Сам Александр сфотографировал около 400 автомобилей с разнообразными номерными знаками, а всего в его коллекции — около 1 000. Тут помогают практически ежедневная переписка и обмен по Интернету с коллегами — Андреем из Москвы и Борисом из Латвии (правда, он коллекционирует конкретные номера и конкретные марки машин — в его фотоархиве больше 62 тысяч). Александра же интересуют принципы, по которым создаются номерные знаки.

     Особенно много в Сашиной коллекции любопытной информации по желтым и черным номерным знакам. Желтые номерные знаки 1946-1959 гг. в оригинальном виде попадаются крайне редко, в других областях еще сохранились, а вот в нашем краю Александр таких ни разу не встречал. Черных — образца 1959 года (просуществовали до начала 80-х) — еще хватает, и Нецветаев спешит побыстрее «отщелкать» то, что попадается. Потому как при техосмотрах владельцы авто их обязательно заменят.

     Когда я увидела некоторые Сашины распечатки, у меня голова пошла кругом. Но уже через несколько секунд азартных объяснений увлеклась столь скучноватой на первый взгляд информацией. Объясняю и вам. Если вы помните, на тех самых желтых и черных номерах было по четыре цифры и три буквы. Интерес представляют именно буквы, две из которых обозначают конкретную область (например, УЛ — это мы, или КК — это Краснодарский край), а третья — просто шла по алфавиту (от УЛА до УЛЯ). Сами понимаете: области поменьше могли до буквы «я» и не дойти, некоторые буквы пропускались по пикантным причинам — но об этом чуть ниже. В идеале коллекционер должен собрать полную (то бишь по всем буквенным вариантам) информацию по каждой области. Естественно, тому должно быть документальное подтверждение.

     Наверное, водители знают, но я, конечно, была не в курсе, что в «черном» варианте существовали буквосочетания только для частных автомобилей (у нас — УЛЛ, УЛЖ, УЛН, УЛР, УЛФ, УЛЧ, УЛШ). Кстати, такое деление применялось не во всех областях. Были свои номера и для служебных, и грузовых машин. Еще я впервые услышала, что для выезда за границу присваивались свои серии — употреблялись только буквы, имеющие аналог в латинском алфавите. А еще узнала, что дипломатические номера пишут на красном фоне. И уж вовсе изумилась тому факту, что во многих областях была «пьяная» серия: попадался водитель на глаза гаишникам в нетрезвом виде — получай номер исключительно с буквой П. Во Владимирской области так и писали п: ВЛ. Кстати, номерные знаки — каждый в единственном экземпляре — несколько десятилетий изготовляли руками…зэков. Теперь этим занимается столичное производственное объединение «Знак».

     А еще Александр изучает номерные знаки на тракторах и прочей сельскохозяйственной технике (в наших краях это почему-то ЮЩ), на мотоциклах, на автоприцепах. С последними вообще любопытная ситуация. Вот предположите: ИА — это откуда? Из Кировской области! Или НШ? Из Карелии! Или ЗУ? Из Свердловской области! Кто-то придумал обозвать именно так, интересно ведь! — считает Саша.

     Хоть и говорили мы исключительно о советских номерных знаках, замечу, что у Саши есть информация почти по всем странам вплоть до Океании и Танзании.

     Не могу не поделиться открытиями — ну очень смешными. Я уже упоминала, что кое-какие буквосочетания ни разу не появились на автомобильных знаках. Причина очень проста: «ввиду неблагозвучия» — так она формулировалась в официальных документах. Например, в Московской области в разное время выдавались номера ЮБИ, ЮБУ, ЮБЮ (до 1977-80 гг.). В Грузии на черных номерах пропустили сочетание ГАД, а на белых — оно уже присутствует. Та же история и с вологодским ВОРом. В Калинине пропустили КАЛ, в Мурманске — МУД (зато кто-то ездил с МУЖем). А вот в Караганде было КГБ, в смысле на номерных знаках. В Ленинградской области до сих пор ездит грузовик с серией ЛОХ (там же по не вполне объяснимым причинам не выдавали ЛОЖ).

     Увлечение у Нецветаева, прямо скажем, необычное. Так и тянет спросить: а в чем соль-то? Изюминка где? Ну пусть все началось с детского любопытства. А потом? «А вас не увлекает магия словосочетаний? — спрашивает Саша. — Ведь это тоже своеобразная поэзия! Я когда что-то узнаю или уточню, чувствую себя как археолог, который нашел драгоценную амфору. Радости — на весь день! Практической пользы от моего хобби нет. В чем смысл? Да никакого. На то оно и хобби»…

Татьяна Альфонская.
Фото А. Нецветаева - Павла Шалагина, остальное из архива А. Нецветаева.

Please publish modules in offcanvas position.



@Mail.ru